Министр ЕЭК заявил об изменении подхода к продовольственной безопасности - Цензор

Цензор

Последние новости дня в России и в мире
Бизнес

Министр ЕЭК заявил об изменении подхода к продовольственной безопасности

Ограничения России и Белоруссии на экспорт зерна и сахара могут повлиять на аграрную политику ЕАЭС и подтолкнуть другие страны евразийской «пятерки» к развитию собственного производства и диверсификации поставщиков

Министр ЕЭК заявил об изменении подхода к продовольственной безопасности

Изменения, которые происходят в мире после начала военной спецоперации на Украине и введенных в ответ на нее санкций западных стран в отношении России, «однозначно оказывают негативное влияние» на функционирование Евразийского экономического союза (ЕАЭС), заявил РБК Артак Камалян, член коллегии Евразийской экономической комиссии, министр по промышленности и агропромышленному комплексу.

Страны ЕАЭС (кроме России туда входят Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия) экономически взаимозависимы, напоминает Камалян. В последние годы между участниками евразийской «пятерки» расширялось сотрудничество, в том числе в сфере торговли продовольствием, импортные поставки замещались внутрисоюзными. В итоге, когда из-за внешних обстоятельств отдельные члены союза вынужденно ограничивают движение товаров и экспорт сельхозпродукции, возникает угроза продовольственной обеспеченности стран-партнеров, отмечает Камалян.

В конце апреля на совещании в Евразийской экономической комиссии Казахстан выразил недовольство запретом России на экспорт зерна в страны Евразийского экономического союза. Поставки зерна в государства ЕАЭС, за исключением Белоруссии, российское правительство запретило с 15 марта по 30 июня. Также с 15 марта до 31 августа из страны запрещено вывозить сахар (в государства ЕАЭС вывоз возможен по разрешениям, которые выдает Минсельхоз). В Казахстане в этом решении увидели признаки нарушения договора о ЕАЭС.

Казахстан планировал оспорить запрет России на экспорт пшеницы в ЕАЭС, сообщал «Коммерсантъ». Но с юридической точки зрения оспорить этот запрет невозможно, говорит Камалян: 29-я статья договора о ЕАЭС предусматривает, что страны могут вводить ограничения во взаимной торговле товарами, когда вопрос касается национальной безопасности.

Запрет был вызван необходимостью закрыть «внешний контур» и решить проблему реэкспорта в третьи страны, который становится выгодным из-за разницы в цене за счет беспошлинной торговли: «Но у стран, которые страдают от ограничений, эти меры вызывают определенное беспокойство».

В ЕАЭС важно определиться с подходом к вопросу продовольственной безопасности, отмечает Камалян: «Если мы понимаем ее как коллективную продовольственную безопасность для всех пяти стран, когда обеспеченность продуктами питания жителя Липецка не отличается от обеспеченности жителя Алма-Аты и все, что доступно липчанину, доступно жителю Алма-Аты, — это один подход. Но если мы предполагаем, что продовольственная безопасность ЕАЭС — это только сумма продовольственных возможностей пяти отдельных стран, то это совершенно другой подход».

Концепция общей продовольственной безопасности для стран ЕАЭС до сих пор не реализовалась, но последние несколько лет она обсуждалась через реализацию отдельных механизмов, поясняет собеседник РБК. Регионализация, или так называемая умная специализация, выгодна странам, считает он. Например, Киргизия по своим природно-климатическим условиям не может эффективно производить сахарную свеклу и конкурировать на этом рынке с Белоруссией, но в силах эффективно производить семена сахарной свеклы, которые, в свою очередь, белорусские сельхозтоваропроизводители покупают в третьих странах. «Естественно, когда у нас общий внутренний рынок и беспошлинная торговля, Киргизии нет смысла производить сахарную свеклу с большой себестоимостью и субсидировать отрасль из государственного бюджета, ведь более дешевый сахар можно поставлять из Белоруссии. Но все это хорошо работает до тех пор, пока нет форс-мажорных обстоятельств», — поясняет Камалян.

Но когда Россия или Белоруссия вводят ограничения на поставки зерна, сахара, то страны, которые традиционно импортируют из этих государств львиную долю указанных продуктов, оказываются в весьма затруднительном положении: «И я боюсь, что подобные случаи повлияют на национальную аграрную политику участников интеграционного объединения в части большей локализации производства продовольствия, даже если это не очень экономически целесообразно. Другими словами, все будут производить всё и диверсифицировать поставщиков».

Возможным решением проблемы реэкспорта в третьи страны могли бы стать согласованные односторонние тарифные и нетарифные меры при экспорте, говорит Камалян. По его словам, совет комиссии дал соответствующее поручение. Но консультации пока не привели к согласованию механизма, решение вопроса «еще не дошло до логического завершения».

Дефицита продовольствия на рынке ЕАЭС сейчас нет, подчеркивает Камалян. В последующие годы эффективность производства сельхозпродукции может снизиться из-за логистических проблем и роста цен на материально-ресурсную базу. «Но, несмотря на возможное снижение эффективности производства, обеспеченность продовольствием останется на достаточно высоком уровне», — отмечает Камалян.

Материалы к статье Авторы Теги